Девушка стрелявшая в метро .

Дорогой  читатель!

Я хочу  сегодня поговорить  о деле Александры Лотковой, девушке, которая  защищала свою жизнь и жизнь своих друзей от разбушевавшихся, пьяных падонков, вооруженных двумя  ножами.За это тверской суд Москвы, дал девушке 3 года лишения свободы.

В основу приговора положены показания потерпевших, у которых был мотив для оговора Александры с целью избежания привлечения их самих к уголовной ответственности. Суд извратил показания свидетелей и экспертов, чтобы отмести доводы защиты о наличии предупредительного выстрела в воздух, а также о нахождении «потерпевших» Курбанова и Белоусова в момент событий в состоянии сильного алкогольного опьянения.

Что же было на самом деле.

25-го мая 2013 года Александра встретилась со своей близкой подругой Аленой, с которой давно невиделась.Было это в кафе на «Савеловской».Тут  Александре позвонила подруга из  Санкт-Петербурга  Аня, она приехала к своему молодому человеку Диме Хворостову. С ними были еще два его товарища, одного также звали Дима, второго — Павел. Решили встретиться в кафе и посидеть все вместе. К ним подъехала и еще одна Анна, их общая знакомая, она тоже оказалась в тот вечер рядом. Был прекрасный вечер, они шутили, смеялись, настроение было прекрасное и не заметили, как наступила полночь, а потому поспешили в метро, чтобы не опоздать на пересадку.

Что же было потом?

 

— Ребята задержались наверху, а девушки вчетвером спустились вниз и ждали их в центре зала, это видно по записям камеры наблюдения. Буквально минут через пять они появились, но не одни, а в сопровождении неизвестной им троицы. Издали она подумала было, что это знакомые Димы или Павла, с которыми парни случайно встретились. Правда, смутила разница в возрасте. Н Димам и Паше 18—19, а этим на вид было лет 25. Когда они подошли ближе, девушка поняла, что дружбой тут и не пахнет: они ругались, о чем-то спорили. Не дойдя до них, мужчины свернули за колонны к платформе, чтобы разобраться. А потом к ним подлетел Дима, тот, с которым девушки познакомились только час назад, он закричал что-то несвязное: «Там драка, Диму порезали ножом».

— Александра бросилась за колонны на платформу, и видит: у Паши разбит нос, у Димы резаная рана на шее, а между ними стоит высокий парень в шортах (позже, во время следствия, она узнала, что его зовут Ибрагим Курбанов). Он размахивал ножом с черной рукоятью и кричал: сейчас я вас всех убьет! Он выглядел неадекватным, взгляд, как у сумасшедшего, а алкоголем от него несло за версту. Тогда Саша решила достать из сумочки пистолет, чтобы его припугнуть.

— Когда Александре было 17 лет, около дома на нее напали три незнакомых мужика, попытались вырвать сумку, она кричала, звала на помощь — все без толку, один тогда сильно ударил Сашу по лицу, девушка  упала, а они сбежали… Ей было больно и обидно: ведь она кричала, звала на помощь, на улице были люди, но никто не пришел на помощь. И я тогда Саша решила, что больше это не повторится. Когда ей было 18, она получила разрешение и купила себе «стример». Папа был против, но Саша его убедила, сказала, что будет носить с собой, только когда поздно возвращается домой. Так что пистолет в тот день был у нее на законных основаниях.

Вот что дальше рассказывает журналистам сама Александра.

— Я сначала закричала, пытаясь привлечь внимание, но все были заняты дракой; тогда я подняла пистолет и выстрелила в сторону туннеля. В этот момент один из друзей Курбанова, Иван Белоусов, бросился на меня, повалил на платформу, стал вырывать пистолет. Я прижала его к груди, закричала, тут подоспел на помощь один из наших, он оттащил от меня Ивана. Я вырвалась, побежала в центр зала. Курбанов погнался за мной. Я обернулась — вижу, он подходит, в руках нож, взгляд злой такой. Я навела на него пистолет. Он даже и не думал останавливаться. Когда уже был рядом, я снова выстрелила. Это подействовало: он развернулся и выбежал в вестибюль. — Свидетели говорят о том, что ты стреляла четыре раза, почему ты произвела еще два выстрела? — Драка продолжилась, я увидела, как один из мужчин схватил Диму, а второй продолжил его бить. Я подошла на два метра к ним и выстрелила не целясь, потом выстрелила и еще раз, уже когда прибежал полицейский. Одна из этих пуль, как я позже узнала, и пробила легкое Ивана Белоусова. Но я ни в коем случае не желала наносить увечья, я лишь хотела закончить эту бойню. — После драки вы с ребятами или родными обсуждали случившееся? — Мы с Аленой забежали в один вагон, остальные — в другой. Обе нервничали, переживали, Алена держала меня за руку, успокаивала. Мы обе были в шоке. С ребятами не прощались, я выбежала на «Чеховской», они поехали дальше. Домой я вернулась после часа ночи, отец уже спал. Мы живем вдвоем, мама умерла, когда мне был год. Утром я тоже не стала ему ничего рассказывать: не хотела его понапрасну волновать. — Как ты узнала о последствиях ночной потасовки? — В субботу я включила Интернет и увидела в ленте новостей сообщение о драке на станции метро «Цветной бульвар». Там писали, что была стрельба, есть пострадавший Иван Белоусов, который находится в Склифе. Вот тут я испугалась, поняла: это я виновата. Немедленно позвонила моему товарищу Алексею, рассказала ему, что случилось, и попросила поехать со мной в больницу к Ивану. По дороге мы купили маленький тортик и отправились к нему просить прощения. — Как прошла ваша встреча? — Мне было горько видеть его, он был весь в трубках, с маской на лице. Я поздоровалась, сказала, что это я была на той станции и я стреляла. Он, конечно, был не в восторге от произошедшего, но тоже извинился, сказал, что был сильно пьян и почти ничего не помнит. Извинился за своего друга Ибрагима, говорил: прости, мы немного лишнего перебрали. Расстались почти друзьями. На всякий случай я оставила свой мобильный номер. Правда, несмотря на наш разговор, через несколько часов, как я узнала, он написал на меня заявление. — Когда отец узнал о случившемся, как он отреагировал? — Папа был в шоке. Забирали меня дома. Я как раз вернулась из больницы, поднялась к себе на этаж, как меня под руки взяли двое молодых людей. То, что это оперативники, я не знала, подумала: мало ли, может, грабители, может, еще чего хуже — хулиганы. В общем, я подняла шум. Тогда они представились и дали мне попрощаться с отцом. Конечно, он был в шоке. Когда ему зачитали постановление, не вымолвил ни слова. Позже мы не раз обсуждали произошедшее. Как мне кажется, папа меня понял. — Насколько тяжело далось заключение? Раньше ведь ты не попадала в полицию? — Поспать в день задержания не получилось вообще, на меня смотрели, как на местную достопримечательность. Уже в новостях везде рассказали, что случилось, показали видео с камеры наблюдения, где была видна драка, где была я с пистолетом. Полицейские относились с пониманием, угощали чаем. Говорили, что молодец, что не убежала, что заступилась за друзей. — Как ко всей этой ситуации отнеслись в твоем вузе преподаватели и однокурсники? — Меня все поддержали. Эту ситуацию в юридическом ключе у нас рассматривали со всех сторон, считают, что я соблюдала нормы самообороны. Сейчас готовится петиция от моих преподавателей для суда. — Если завтра ты окажешься в похожей ситуации, как ты поступишь? — Наверное, точно так же. Я часто думала, что я могла бы не доставать пистолет и подождать, чем кончится дело, и тогда бы мне не грозило восемь лет, и я бы не находилась под домашним арестом. Но вспоминаю крики моих товарищей, нож в руке у Ибрагима и всю эту ситуацию… Все беды в нашей стране происходят от равнодушия и от желания спасти свою шкуру. Мы думаем о том, как нам сохранить свой покой и комфорт, и нам плевать, если кому-то рядом грозит беда. Я считаю, так жить неправильно, и не могла поступить иначе. Я всегда стараюсь помогать тем, кто нуждается. — До случая в метро ты за кого-то заступалась? — Нет, не приходилось. Помогать можно не только с оружием в руках. Многим нужны простое человеческое внимание, теплая одежда или еда. Со своими друзьями и знакомыми я не раз помогала бездомным, а также детям в детских домах. Но я не считаю, что сделала что-то героическое. Я защитила жизнь одного человека и, к моему большому сожалению, нанесла тяжелую рану другому, у которого тоже есть семья и родные люди. Это серьезный урок на всю жизнь.

Дальше пошли чудеса.

Следствие из начально пошло с обвинительным уклоном.Версия о самообороне даже не рассматривалась.Хотя на лицо была явная самоборона.Это даже видно на видео очень плохого качества, что это самооборона.Есть  свидетели которые все видели и подтверждают слова Александры и ее друзей.Причем свидетели незаинтересованные.Просто случайные прохожие, которые подтверждают слова девушки.На видео же видно, что у Курбанова что-то там в руке и он делает замах.Как в такой ситуации должна была вести себя девушка, если даже прибывший по вызову полицейский, по сути не вмешался, неразнял дерущихся.А ведь это была его прямая обязанность.

Поступок  Александры Лотковой, у меня в данном случае вызывает восхищение.А государство, вместо того, чтобы ее за это наградить, отправляет ее в колонию на 3 года.Она могла просто невмешиватся, подняться и уехать, но ей совесть не позволила это сделать.

Следователи  и судьи нам рассказывают сказки, что друзья Лотковой избивали раненного   Лотковой Ивана Белоусова.А как по Вашему должен был в горячке вести себя человек, которому  нападавшие нанесли ножевые ранения  в области сонной артерии? Конечно пострадавший и весь в крови Белозеров находясь в состоянии аффекта и не мог в данный момент себя контролировать.Но в отличие от Белозерова, Ермошкина и Курбанова, друзья Лотковой были трезвые и вообще в тот вечер неупотребляли спиртных напитков.Это подтверждает даже экспертиза.Зато у Белоусова, Ермошкина и Курбанова было обнаружено в крови две промили алкоголя.Для несведующего человека, поясню, что две промили-это приблизительно 1 литр водки.

Говорят что полиция не нашла ножа.То что нож не нашли, еще незначит что его там не было.Ведь нападавшие тоже недураки.Понимали что если найдут нож, то тогда им светит реальный срок. Они могли этот нож просто выбросить.Ведь нож-это серьезная улика.

У друзей Лотковой был охотничий нож-топорик.они этого и неотрицают и он был он был на поясе в специальном чехле и они его даже неприменяли, так как нападавшие сорвали это топорик с пояса и сами им орудовали.По сути у них было два ножа.По сути Лоткова права.Напал, получи пулю.Это кстати не мои слова.Этот было на плакатах у митингующих в поддержку Лотковой и с этими словами полностью согласен.

Приговор по делу Лотковой вызвал возмущение у общественности.Мало того что ей за самооборону дали 3 года, так она еще должна Белоусову выплатить 300 тысяч, а Курбанову 250 тысяч.Неслишком ли жирно для них будет.Ряшки после судилища над Александрой у них не отвалятся? Ведь это же анекдот, тот кто напал, ему ничего, а Лотковой 3 года за самооборону и еще она должна им заплатить.Где же тогда справедливость? Самое большее в чем Сашу можно было обвинить, это превышение мер необходимой самообороны.В этом случае закон предусматривает до одного года лишения свободы, а то и вообще условный срок.

Кстати есть постановление пленума Верховного Суда РФ, где четко говорится, что самообороной считается не только защита своей жизни, но и жизни других людей.Тверской районный суд  изначально пошел как и следствие по пути предвзятости.

То что среди нападавших был Курбанов, подогрело интерес к этому делу националистов и нацистов всех мастей.Хотя Лоткова никогда небыла ни нацисткой, ни националисткой.

Ну посудите сами.Пострадавший Ибрагим Курбанов.Адвокат  потерпевших Равиль  Джакфарович Вафин, следователь  Диана Гайнулина, прокурор Раджабова.Вот  националисты и паратизируют на этом.Говорят  что дело это  националистическое.А судбя Алексей Криворучко вообще из списка Магнитского и не имеет ни одного оправдательного приговора.

Все рассчитывали что приговор будет отменен вышестоящим судом, но московский городской суд-это возмутительный приговор оставил в силе.

Хочется сказать Александре.Сашенька непереживай.Бог все видет.Он не фраер.Они нашли поддержку в суде, который обязан быть обьективным.Но есть еще суд всевышнего и он им рано или поздно воздаст по заслугам им всем.

Теперь  хочется сказать  журналисту  Владимиру Соловьеву и  другим кто любит умничать.

Если руководствоваться  Вашей логикой.Вы утверждаете, что непонятно, откуда у потерпевшего  в области сонной артерии взялись порезы.Если слушать Ваш бред, получается он сам себе что ли нанес удар в сонную артерию? Полная чушь.Ни один человек не рискнет в этом месте сам себя резать.Думайте что говорите.Приговор Лотковой должен быть пересмотрен и  отменен!

Александра Лоткова 20-летняя студентка юрфака.Учится в плехановском.Все преподаватели  и судентыо ней очень высокого мнения и все возмущены приговорм.Позорным приговором.Девушка так же занимается волонтерством.А что это такое и какой это труд, могу подтвердить из собственного опыта.Плохой человек такой работой заниматься небудет.

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

Владимир
Владимир
сейчас на сайте
Читателей: 4 Опыт: 10 Карма: 1.91306
все 3 Мои друзья